В плену мелодии

У соплеменников этнокультурного объединения корейцев г. Нур-Султана ликующая радость, влившаяся замечательным событием в культурную жизнь столицы – танцевальному ансамблю «Мисон» присвоено звание «Народный». Волнующая крылатая весть по народной поговорке вмиг облетела всю округу: «Мирская слава звонка». Поздравления, здравицы при встречах, по телефону, в соцсетях, пожелания новых успехов и высот на ниве национального совершенствования во многих-многих делах. В первую очередь они адресовались руководству ЭКО, его неутомимому энтузиасту Розе Михайловне Пак, талантливому хореографу Светлане Дмитриевне Тен, душевной, неугомонной Алле Павловне Когай, многолетнему лидеру общества пожилых «Ноиндан». 

Это они неустанно работали (и ни на день не опускают «градус» неустанного труда) с детьми, молодежью, пожилым контингентом на многих направлениях развития и процветания восточной культуры. Это их заслуга в том, что корейская община в городе снискала звонкую славу и имя, демонстрируя замечательные, яркие жанры танцевального,  вокального, декламаторского, барабанного искусства. Они выступают на многих сценах столицы, в социальных учреждениях, каковыми являются Дом престарелых, детские дома; самодеятельные корейские артисты любимы в воинских частях, и в хорошем смысле стали завсегдатаями на многих частных юбилеях и детских праздниках. Порой молодые красавицы-танцовщицы разрываются, когда по субботам их приглашают в разные места… Да, они признанные любимицы, и теперь уже в официальном звании «народных». 

Кстати, к праздничному душевному трепету в связи с этим следует отметить, что это уже второе признание столичного корейского общества. Первое – звание «Народный» носит хор «Ченрю». В переводе - «родник», «исток» - слово, журчащее всплесками чистой родниковой воды. А «Мисон»? О-о! Это Селена, по древнегреческой мифологии лучезарная богиня Луны, отождествлявшаяся с Артемидой, покровительницей рожениц. И тут  энциклопедический источник «склоняет» к ассоциации – а кто был благодетельной покровительницей ансамбля «Мисон»? Кто привел к его к такому блестящему итогу, породившему этот великолепный успех?  Сегодня все - родители, бабушки, дедушки, активисты общества - в один голос назовут одно имя – Светлана Дмитриевна Тен, высококлассный профессионал-хореограф, незаурядная личность, интеллектуально богатый человек, с подкупающе тонким, искренним душевным складом. О ней рассказывалось в недавнем очерке «В мире философии и поэзии танца». Она работает в ЭКО пять лет, за это время по-своему и по новому преобразила рисунок танца, создала стройную систему постижения и освоения хореографического искусства. А до этого? А вот здесь следует углубиться в историю рождения и становления корейского танцевального жанра, отметив при этом одну знаковую дату. Ровно четверть века назад, когда в Целинограде, будущей новой казахстанской столице, горожане впервые на разных сценах увидели восточные танцы. Первым хореографом-наставником тогда была Людмила Ивановна Гаценко, Заслуженный работник культуры РК. Помнится давний разговор с ней. Она рассказывала, что восточный танец ей был в новинку, в отличие от казахского, который она с большим успехом «поставила на крыло», о чем свидетельствовали лавры на международном фестивале в Париже. А вот чтобы познать нюансы, изюминку, философию корейского искусства, она специально ездила к Римме Ивановне Ким в Алма-Ату. Из той далекой уже по времени беседы запомнилось, что подвигло её взяться за обучение малышей и взрослеющей корейской, и не только, детворы. Та причина была необычной и так звучала из уст Людмилы Ивановны: «Понимаешь, я не смогла устоять перед настойчивостью Василия Харитоновича Кима. Он так «обаял» меня, поправлюсь – его обаяние при просьбе было таково, что я сдалась. Несмотря на то, что была загружена по самое горло, в то время хореографов-профи в городе были считанные единицы. Мой проситель страстно убеждал меня, что корейские танцы чудесны, божественны, вы это увидите и не пожалеете. И я согласилась. Но для начала направилась к Римме Ивановне. Спустя время, когда мы уже стали выступать, и наши танцы стали удивлять, радовать публику, а мне выражалась горячая благодарность, я, конечно, была счастлива. Тому, что мне стали близки  очарование, магия и волшебство изумительных корейских танцев, и очень обогатился мой профессиональный багаж. Да, Василий Харитонович вошел в мою жизнь как пример достойной национальной личности. Я, помню, как с большой печалью восприняла весть о его кончине…». 

В благодарной людской памяти

Рождение танцевального коллектива было вторым вкладом В. Х. Кима (на фото) в сокровищницу сегодняшнего богатства столичного ЭКО. А первым его детищем стал упомянутый выше Народный хор «Ченрю» (его бессменный руководитель Ляззат Булатовна Хамзина). Она рассказывает, что Василий Харитонович оставил о себе глубокую благодарную память. 

– Почему-то он остановил свой выбор на мне, пригласив в свою среду, быть руководителем хорового коллектива. На первых порах, а это было ой как давно, он посвящал нас с мужем в мир пленительных корейских напевов и очаровательных песен. Никогда не забуду, как он по телефону напевал ту или иную мелодию, а мой муж-композитор делал их переложение на нотный лист. Сегодня мы многое знаем из мира корейского песенного искусства. К нему приобщилась и прикипела наша дочь Айзат, в совершенстве овладев древним инструментом каягым. Она под собственный аккомпанемент однажды спела песню перед нашим Елбасы и Президентом Южной Кореи. Эффект был потрясающим, особенно среди окружения этих двух высоких персон, – вспоминает Ляззат Хамзина. Почему, особенно сегодня, в трепетной памяти возникает имя Василия Харитоновича Кима? Можно расценить это так: присвоение звания «Народный» танцевальному ансамблю «Мисон». В этом же году исполняется 25 лет хору «Ченрю». Вместе взятое – прекрасный подарок приближающейся памятной дате – 30-летию со дня создания корейского культурного центра (эпоха г. Целинограда), впоследствии преобразованного в этнокультурное объединение корейцев (ЭКО). Но рядом с этими мажорными вехами печальная дата. 15 лет тому назад, столица навеки простилась с дорогим, незабвенным Человеком и Другом, прекрасным соотечественником. 
Что вспоминается о той далекой поре? Василий Харитонович был вторым председателем национальной общины. Он принял руководство в непростое время, когда рухнула советская страна, на её обширном пространстве творился хаос, безработица, неопределенность, из некоторых диаспор шла массовая миграция и т.д. Второй корейский лидер Ким порой пребывал в удрученном состоянии, когда встречал непонимание и даже невежество в случаях, когда ему в лицо бросали: кому это нужно – консолидация, национальная культура, всякие там песни и танцы, прочее… Но с самого начала, приняв руководство в такой ситуации, он оставался верен себе – это нужно завтрашнему поколению, детям и внукам. Они должны знать – кто они, и по нации, и по духу, истории, и по образу жизни. Вспомним, уважаемый читатель, что поначалу, когда на рубеже 80-90 годов пошла волна корейского возрождения, какой был всплеск этого движения. Но потом он поутих, рассеялась массовая эйфория. Но уважаемые в городе профессора, ученые, преподаватели вузов, и простые люди, ветераны тыла, обратились именно к Василию Харитоновичу с просьбой возглавить распадавшийся культурный центр, тогда он работал 
в Целиноградском инженерно-строительном вузе. Предложение им было принято без колебаний, потому что у него по-настоящему болело сердце, мучилась душа за такое состояние дел. Время покажет, что он с честью оправдал людское доверие. 

Сегодня руководство столичного ЭКО вынашивает планы по достойной встрече 30-летнего юбилея своего национального сообщества. Оно состоится как задумано – ярко, зрелищно, впечатляюще. Минувшие годы, десятилетия свидетельствуют, что всё задуманное всегда исполнялось на высоком уровне – организационном, но, прежде всего, духовном. И будет витать над всем пленительная корейская мелодия, полная любви и веры в счастье на земле, на которой уже девятое десятилетие в её благостном плену живут потомки депортированного корейского народа. 

Владимир Сон, Нур-Султан