«Советский кореец №2» Пак Чхан Ок

Пак Чан Ок после Алексея Ивановича Хегая (Хо Га И) по праву считается вторым по влиянию «советским корейцем», работавшим на территории Северной Кореи в период советской оккупации и начального этапа истории КНДР. 

Пак Чан Ок родился в 1909 г. в бедной крестьянской семье на территории российского Дальнего Востока. После окончания в 1924 г. средней школы занимался крестьянским трудом, был сельским активистом и вступил в ряды ВЛКСМ. В 1929 г. поступил в педагогический техникум в г. Никольск-Уссурийский (с 1935 г. – Ворошилов), по окончании которого проходил военную службу в рядах Красной Армии. После демобилизации некоторое время трудился учителем средней школы, а в 1933 г. поступил во Владивостокский педагогический институт. Заканчивать обучение ему вместе с другими корейскими студентами пришлось уже в казахстанской Кызыл-Орде, куда было перебазировано это учебное заведение после депортации корейского населения с Дальнего Востока.    
С 1939 по 1943 гг. Пак Чхан Ок работал на разных руководящих должностях в системе среднего образования Кызыл-Ординской области, в 1941 г. его приняли в  ВКП(б) и через два года перевели на партийную работу – заведующим отделом пропаганды Чиликского райкома КП(б) Казахстана.

В 1944 г. начинается новый этап биографии Пак Чхан Ока, когда он был направлен в партизанский отряд в Маньчжурию. Такая практика применялась советскими специальными службами с 1920-х гг. для работы сначала среди мирного корейского населения, населявшего Северо-Восточный Китай, а потом и для помощи вооруженным корейским формированиям, воевавшим там вместе с китайцами против японских захватчиков. За участие в боевых действиях Пак Чхан Ок был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и медалью «За победу над Японией».

В 1946 г. (по другим данным – в 1945-м) Пак Чхан Ока направили в Северную Корею; там он вступил в ряды только что образованной Трудовой партии, стал членом ее ЦК и Организационного бюро, а в 1953 г. вошел в состав Политсовета (Политбюро) ЦК ТПК. Так началась его десятилетняя карьера в качестве одного из высших партийно-государственных руководителей Северной Кореи.

С 1946 по 1949 гг. Пак Чхан Ок являлся главным редактором центрального северокорейского печатного партийного органа – газеты «Нодон синмун» (аналог советской «Правды»), затем два года возглавлял  отдел пропаганды и агитации, с 1951 по 1953 гг.  являлся  секретарем ЦК ТПК, заняв место отстраненного от партийных дел Алексея Ивановича Хегая (Хо Га И). Судя по имеющейся достоверной информации, между этими двумя талантливыми руководителями постоянно происходили конфликты из-за разного видения внутриполитической ситуации в Северной Корее, а также личных амбиций. Авторитет и политическое влияние у Хегая были сильнее, поэтому искушенный в интригах Ким Ир Сен сумел их в своих интересах рассорить, негласно помогая более «слабому» Пак Чхан Оку.

В эти годы Пак Чхан Ок был настолько приближен к Ким Ир Сену, что тот доверял ему как опытному и квалифицированному специалисту написание наиболее важных текстов своих выступлений и печатных трудов. Есть информация и о том, что Ким Ир Сен мог привлекать его к разработке плана вооруженного нападения летом 1950 г. на Южную Корею. Не стоит исключать, что его роль могла ограничиваться лишь организацией пропагандистского обеспечения такого радикального шага.

В 1953 г., после ухода из жизни Хегая, главным оппонентом Пак Чхан Ока стал неформальный лидер «китайской фракции» Цой Чхан Ик. Есть все основания считать, что их столкнул во внутрипартийной борьбе все тот же Ким Ир Сен, руководствовавшийся всем известным принципом «разделяй и властвуй». Понимали ли почти открыто враждовавшие между собой «советские» и «китайские» корейцы, что их, в буквальном смысле, стравливают для ослабления в КНДР влияния СССР и коммунистического Китая? Вероятнее всего, в тот момент нет, и это обстоятельство стало их роковой ошибкой. 

После реорганизации в 1953 г. высших партийных органов Пак Чхан Ок занял должность заместителя председателя ЦК ТПК и был награжден одним из высших орденов КНДР – Государственного Знамени 1-й степени. На этом этапе Ким Ир Сен продолжал показывать в его отношении свою «особую» расположенность. В неофициальной иерархии самых влиятельных высших должностных лиц КНДР Пак Чхан Ока условно можно обозначить под пятым номером. Внешне благоприятная для него ситуация вскоре существенным образом поменялась вместе с планами Ким Ир Сена в отношении «советской фракции».
В апреле 1955 г. Пак Чан Ок был освобожден от курирования организационно-партийной работы в ЦК ТПК и переведен на должность заместителя главы Кабинета министров и председателя Госплана. Эта ротация в тех реалиях выглядела не просто как существенное понижение, но и как показатель общего ослабления позиций «советской фракции».  

К тому времени большинство советских корейцев перестало посещать посольство СССР в Пхеньяне из-за опасений показаться нелояльными режиму Ким Ир Сена. После того как Ким Ир Сен предложил им определиться с гражданством,  некоторые отказались от паспорта гражданина СССР. Пак Чхан Ок в этом отношении среди немногих составлял исключение и вскоре за это поплатился.

На декабрьском 1955 г. пленуме ЦК ТПК Ким Ир Сен подверг публичной критике деятельность Пак Чхан Ока. Повод нашелся весьма «уважительный», и он был из прошлой его деятельности: плохое руководство северокорейской культурой, игнорирование творчества политически лояльных правящему режиму литераторов, а также деятелей науки. Конечно, это был именно повод, причины лежали гораздо глубже. 
Именно в это время Ким Ир Сен начал озвучивать в общих чертах новую северокорейскую идеологию – «Идеи Чучхе», входившую в существенные противоречия с «классическими» постулатами марксизма-ленинизма. Естественно, что многие воспитанные на сталинских идеях советские корейцы, включая Пак Чхан Ока, все это воспринимали с большой долей настороженности. 

Теперь речи Ким Ир Сену писали другие люди, по большей части настроенные далеко не просоветски. Один из новых спичрайтеров и фаворитов вождя – Ким Чхан Ман - являлся давним недоброжелателем Пак Чхан Ока. Именно ему некоторые исследователи истории Северной Кореи приписывают авторство термина «Чучхе» и начальную разработку этого учения.

Вскоре Пак Чхан Ока вывели из состава Политсовета ЦК ТПК и освободили от обязанностей председателя Госплана. Как и ранее А.И. Хегая, по просьбе Ким Ир Сена его начали критиковать сотрудники советского посольства. Они голословно обвиняли еще совсем недавно характеризовавшегося ими исключительно с положительной стороны человека во «фракционной деятельности» и «антипартийной» политике. Обвинения касались и личных качеств: якобы для него были характерны бюрократизм, зазнайство, грубость, оскорбления северокорейских руководящих работников и т.п.  В ЦК КПСС все эти «характеристики» аккуратно подшивали в его личное дело, составлявшееся с 1945 г.

После такого рода оценок не только своих деловых качеств, но и морального облика, Пак Чхан Ок решил перейти в наступление и вместе со своим недавним политическим оппонентом Цой Чхан Иком, оказавшимся приблизительно в таком же положении, они начали готовиться к борьбе с Ким Ир Сеном за контроль над страной. Рассчитывали, конечно, на помощь из Москвы и Пекина, где все отчетливее стало проявляться недовольство «самостоятельностью» Ким Ир Сена в проведении северокорейской внутренней и внешней политики.        
Пак Чхан Ок обратился за поддержкой в советское посольство, но там порекомендовали проявлять «осторожность». Скорее всего, кто-то из дипломатов и, возможно, советских корейцев (есть данные, что это был министр иностранных дел Нам Иль) проинформировал об этом Ким Ир Сена, который отложил на несколько недель проведение пленума ЦК ТПК, на котором оппозиционеры планировали дать ему «бой».  В результате их ждал провал и по итогам состоявшейся «дискуссии» Пак Чхан Ок, которому даже не дали выступить, в числе еще нескольких оппозиционеров из числа представителей «китайской» фракции, был освобожден от занимаемых должностей. Некоторых из них прямо на пленуме исключили из состава ЦК или вовсе из партии.  
Вскоре информация в целом с негативными оценками состоявшегося пленума поступила в Москву по нескольким разным каналам: от советского посла в КНДР В.И. Иванова, из советского посольства в Пекине, а также от сочувствовавшего оппозиционерам посла КНДР в СССР Ли Сан Чхо. 

Поскольку все произошло без согласия Москвы и Пекина, на помощь Пак Чхан Оку и его единомышленникам в Пхеньян, по распоряжению Н.С. Хрущева и Мао Цзэдуна, без приглашения приехали советские и китайские  представители во главе с Анастасом Микояном и Пэн Дэхуаем. Они потребовали восстановить оппозиционеров на прежних должностях. Испугавшийся такой резкой реакции Ким Ир Сен, во время специального созванного пленума ЦК ТПК исполнил эти «товарищеские рекомендации», но после их отъезда отказался от ранее данных обещаний.
На последовавшем в декабре того же года новом пленуме ЦК зачистка недовольных была продолжена. Пак Чхан Ока обвинили в попытке организации государственного переворота, лишили всех полагавшихся ему по должности номенклатурных привилегий и отправили на нижестоящую работу. В сентябре 1957 г. его арестовали, а затем вывели из состава ЦК ТПК, в числе членов которого он номинально продолжал числиться. Пак Чхан Ок якобы признал свою вину и был репрессирован. Скорее всего его расстреляли. 

В Москве все это время по «тактическим» соображениям оставались безучастными к дальнейшей судьбе своего гражданина. По отношению к проживавшим с ним родственникам режим Ким Ир Сена все же проявил «гуманность» и они были переправлены из КНДР по линии советского посольства для дальнейшего проживания в Советском Союзе.

Пак Чхан Ок до сих пор, по понятным причинам, остается в официальной истории Северной Кореи либо «фигурой умолчания» или, вместе с А.И. Хегаем, сугубо отрицательным  персонажем. 

Игорь СЕЛИВАНОВ,
д.и.н, профессор, 
заведующий кафедрой всеобщей 
истории Курского государственного 
университета, руководитель 
научной лаборатории 
«Международные отношения в ХХ веке».