Щит для города – в память о нем

На прошлой неделе в Государственном республиканском академическом ордена «Знак почета» корейском театре музыкальной комедии состоялся вечер памяти лауреата премии Совета Министров СССР, заслуженного гидротехника Казахской ССР, государственного и общественного деятеля Алексея Юрьевича Хегая. Член республиканской и всесоюзной проблемной селевой комиссии, научного совета по инженерной геологии и гидрогеологии АН СССР, председатель секции селевых потоков АН СССР, президент ассоциации по стихийным бедствиям...  Это все о нем, то есть это не все о нем. За годы своей деятельности Алексей Юрьевич сделал так много для Казахстана, для своей семьи, для своей нации, для рядом живущих с ним друзей, что и все казахстанцы, и алматинцы, и корейская диаспора в Казахстане, могут гордиться тем, что с ними рядом жил героической судьбы Человек с большой буквы. Сегодня, вспоминая А.Ю. Хегая, которому исполнилось бы 90 лет, многие его соратники говорят о главном детище его деятельности так: «Своей плотиной он защитил город». Друзья и родственники вспоминали о том, каким замечательным человеком, семьянином, общественным деятелем был незабвенный Алексей Юрьевич.   

Алексей Юрьевич прожил непростую жизнь. Как и многие корейцы, живущие сегодня в Казахстане, его родители пережили депортацию, несправедливость в ущемлении прав. Поэтому и их дети, среди которых рос и Юрий, не могли, например, в будущем выбрать местом учебы тот вуз, в котором мечтали учиться, хотя вполне могли бы поступить, показав высокий уровень знаний. Однако у корейцев не принимали даже заявления, и они подавали свои документы туда, где принимали. Алексей Юрьевич каким-то чудом (а возможно, что свое дело сделала любовь к точным наукам, к математике) в 1948 году поступил в КазГУ на физико-математический факультет. Ему уготована была стезя преподавателя. Но судьба распорядилась по-иному. В том же в 1948-м году ЦК КПСС и правительство СССР приняли постановление «О преобразовании природы страны», где наряду с другими крупномасштабными проектами предусматривалась подготовка специалистов-гидротехников. Студентам этой специальности было гарантировано общежитие и стипендия. 

«Родителям будет легче», ничего не зная о будущей профессии, решил для себя Алексей и перешел учиться в Казахский сельскохозяйственный институт. Жизнь показала, что тот неосознанный выбор юноша сделал правильно. Окончив вуз, А. Хегай уже занимал только руководящие должности, что по тем временам, будучи корейцем по национальности и сыном депортированных «неблагонадежных» родителей, было совсем непросто. Понятно, что для этого нужно было быть человеком незаурядных способностей, специалистом, способным принимать очень ответственные решения. Таковым был Алексей Юрьевич. 

Начав свою служебную карьеру с должности главного инженера (и это в 20 с небольшим лет!), А. Хегая назначен директором машинно-мелиоративной станции Минсельхоза СССР, затем он становится главным инженером Гурьевского облводстроя, начальником СМУ № 2 треста «Дорводстрой», заместителем председателя Госкомитета Совета Министров Казахской ССР по использованию и охране водных ресурсов, заместителем управляющего, управляющим трестом «Алма-Атастрой». В 1973 году, в том самом году, когда возведение плотины решило судьбу города, Алексей Юрьевич возглавил работу по строительству уникальной плотины-селеуловителя в урочище Медео. После с честью выдержанного испытания, когда его плотина выдержала проверку селем, А.Ю. Хегай стал первым заместителем начальника, затем начальником Главного управления по строительству и эксплуатации селезащитных сооружений при Совете Министров Казахской ССР (1986 год), заместителем министра автодорог Казахской ССР (1988), начальником производственного объединения «Казселезащита». Самые ответственные участки доверяли его профессиональному чутью еще и потому, что он был гражданином Казахстана, для которого судьба страны, судьбы людей – не пустые звуки. У Алексея Юрьевича есть очень престижные награды. За честный труд на благо страны он был награждён орденами Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, медалями,

Почетными грамотами Верховного Совета Казахской ССР, отмечен бронзовой и золотой медалями ВДНХ СССР. 
Об этом присутствующие в театре посмотрели документальный фильм. С экрана на нас смотрел человек, влюбленный в жизнь, любящий своих детей, свою семью, свое дело, которому он посвятил жизнь. О неугомонном характере Алексея Юрьевича говорит очень много фактов, бесстрастно запечатленных на видео. Вот он в кругу семьи, вот среди коллег и друзей, а вот среди активистов корейского движения. И все-таки, увы, не все способен рассказать фильм о многогранной уникальной личности. Память тех, кто продолжает его дела, кто в этой жизни сегодня принимает решения, возвращает нас в те нелегкие времена, которые не подлежат забвению даже благодаря тому, что над нашим городом мощным щитом стоит плотина, прошедшая проверку временем и селем, какого никто не ждал сразу после строительства.   

Когда я готовила этот материал для газеты, посмотрела, что писал известный журнал «Вокруг света» в те годы. И вот большая часть материала о строительстве плотины была посвящена личности Алексея Юрьевича.

«…Прошла первая бессонная ночь, вторая, третья. На четвертые сутки Хегаю и Герасимову разрешили съездить домой. Хегай упал на тахту, не раздеваясь. Но через 25 минут его разбудил сын.
– Папа, срочно к телефону!
Звонил дежурный из штаба правительственной комиссии. Плотина дала трещину…  Помню, когда я приехал на плотину, Хегай стоял на гребне и тер красные глаза. Веки опухли, губы потрескались и запеклись. Но он казался спокойным…».

В зале были и те, кто именно таким знал Алексея Юрьевича. 
– В те годы я много тренировался на Медео, – вспоминает заслуженный тренер СССР и РК, профессор Май Унденович Хван. – Помню Алексея Юрьевича энергичным и волевым человеком. Ведь одна ошибка - и город  погибнет. Такова была судьба его решения. Вместе с Кунаевым, с другими должностными лицами, занимающими самые высокие посты, держал ответ перед народом и держал руку на пульсе Алексей Юрьевич… От рождения до тризны срок небольшой. Все решает память. Пока мы помним, и человек со своими делами жив. 
Депутат Мажилиса парламента Роман Ухенович Ким вспоминал о том, что Алексей Юрьевич был человеком с обостренным чувством справедливости и никому никогда не делал поблажек.

– Я очень много о нем могу вспомнить, и только хорошее, – сказал он. – Вот висит его портрет, а у меня такое ощущение, что он сегодня с нами. И я очень рад, что мы вместе сегодня отмечаем день рождения очень дорогого для меня человека.

 – Когда Алексей Юрьевич работал в Ассоциации, возглавлял Совет старейшин, я еще только начинал работать, – вспоминает председатель АКК Сергей Геннадьевич Огай. – Шел 2002-й год, год становления нашей организации. Мне посчастливилось знать этого замечательного человека, слушать его и уже тогда он был очень известным в стране, но прост в общении. Такие люди – гордость нации, народа. Трудно представить себе, что стало бы с городом, с тысячей судеб людей, если бы не вовремя построенная плотина. Алексей Юрьевич оставил след от своей деятельности, где бы он ни работал. Мы все помним об этом. А пока жива память, и  человек жив. 
Председатель Алматинского корейского национального центра Бронислав Сергеевич Шин вспоминал о своем дяде как о человеке, который помог ему в жизни найти себя. При этом Алексей Юрьевич был строг к племяннику и не искал для него место «потеплее».

– Не хочешь учиться, не знаешь, что выбрать, бери лопату и иди на стройку.
Парень без колебаний принял предложение дяди, познав свой труд строителя, который в итоге выбрал делом своей жизни.

– Наверное, я больше всех сегодня буду говорить. Потому что мудрость Алексея Юрьевича  определила мою судьбу. Благодаря ему я не ошибся с выбором своей профессии, – сказал он. – Он часто вспоминал свои молодые годы. Тяга к знаниям у него была неимоверная. В сапогах, в ватной телогрейке приехал Алексей Юрьевич в Алма-Ату учиться. Выучился. В 24 года уже был руководителем крупной организации. Сколько объектов построено в Казахстане под его руководством! Они и сегодня исправно служат людям. Горжусь тем, что у меня такой дядька! Помню все. Помню, как сопровождал его на свидания, помню, как он радовался рождению своих детей. Помню, как мы вместе с ним были на первых собраниях по созданию культурного центра в Алма-Ате…

В зале присутствовали самые близкие родственники Алексея Юрьевича. В первом ряду сидела Анисья Константиновна (Ася), с которой была прожита полная испытаний жизнь. В этой жизни было все настоящее: и любовь, и преданность друг другу. Выросли два сына, которые тоже гордятся своими корнями. Оба они, и Илларион и Михаил, устремлены в учебу. Как отец, любят точные наука, в подтверждение чего есть один красноречивый факт. Оба сына Алексея Юрьевича – кандидаты технических наук.

– Очень хорошо помню те годы, когда отец посвящал себя работе, и особенно тот нелегкий период, когда он пропадал на Медео, на строительстве плотины, – вспоминает сын Алексея Юрьевича Илларион Алексеевич. – Каким он был трудоголиком, знают многие из сидящих здесь. Но он еще был и заботливым мужем, отцом. Помню, скольким людям  помог папа в годы перестройки, улаживая вопросы с трудоустройством в Корее, ведь многим в те годы приходилось выживать, и папа, будучи неравнодушным, отзывчивым человеком, помог им.  Очень надеюсь, что кто-то из внуков переймет его характер. 

В этот памятный вечер постарались актеры Корейского театра. Небольшой концерт открыли песней «Ариран», а дальше в программе звучали замечательные классические произведения, барабанные ритмы, национальные танцы. Завершился мемориальный вечер, посвященный памяти Алексея Юрьевича Хегая, поминальным ужином и воспоминаниями в тесном кругу тех, кто помнит, дорожит памятью, которая с годами не угасает. И этому есть простое объяснение: жизнь Человека с большой буквы продолжается – в детях, внуках, в делах. 

Тамара ТИН