Они были первыми

«Только тот, кто строит будущее, имеет право быть судьей прошлого». Изречение принадлежит знаменитому немецкому философу Фридриху Ницше. Приземлим же сие умозаключение к нашей национальной истории, конкретно к жизни казахстанских корейцев, их бытию за три последних десятилетия в новой суверенной стране. Кстати подчеркнуть толкование слова «бытие»: в словаре Ожегова С.И. оно в первом значении означено как «объективная реальность». И еще: сегодня в нашем повествовании мы не судьи в определенном законодательном смысле, но имеем право на суждение, то есть на собственное  «мнение, заключение» – это также из ожеговского положения.

Вышеизложенная прелюдия к тому, что нынешний год знаменателен для казахстанских корейцев. Три десятилетия тому назад в республике широко развернулось движение по организации, созданию, рождению корейских культурных центров. И что вспоминается сегодня, какие памятные зарубки неистребимы в душе и сердце? Их немало, ярких, волнующих, будоражащих, когда был брошен клич к познанию своих национальных истоков, обретения родного языка, освоения полузабытых, а то и утраченных духовных богатств из кладези далеких предков.
 
Такой пример духовных порывов, горячей активности и энтузиазма наблюдался и в г. Целинограде, будущей столице Казахстана. Корейцев здесь насчитывалось немного, чуть более тысячи человек, если сравнить с тем же карагандинским контингентом. Но в шахтерской столице и общего населения было в разы больше. Данная статистика так, к слову. Но дальше будет факт, как два культурных центра этих городов сблизились в ту пору, какие добрые плоды принесли эти контакты. 

Кто строил будущее в провинциальном Целинограде, отдаленном от казахстанской столицы Алма-Аты на тысячу с лишним километров? – Замечательные, благородные люди, уроженцы Дальнего Востока и второго поколения депортированного народа. В этом ряду подлинные Личности, одухотворенные идеей национального возрождения, устремленные в дело преемственности, обогащения молодым поколением богатейшим духовным, нравственным наследием. Ли Чан Вон (Николай Николаевич) – профессор сельскохозяйственного института (ныне Агротехнический университет), архитектор Ким Илья Тимофеевич, мэтры казахстанского здравоохранения Цой Гилен Васильевич, Мун Николай Васильевич, второй руководитель культурного центра Ким Василий Харитонович, фронтовик Кугай Борис Иванович, врач Сон Ен Ай, бывшая узница сталинского ада ГУЛАГа Тё Ин Су, строитель Югай Яков Алексеевич, медсестра Когай Алла Павловна, юрист Ли Софрон Елисеевич…, – и этот список далеко не полный. Что сохранилось в памяти? 

Ли Чан Вон помнится первым замечательным учителем корейского языка, Илья Тимофеевич был чудесным оформителем первого праздника Сольналь, проведенного корейским культурным центром во Дворце железнодорожников (бывший театр им. К. Байсеитовой). Яков Алексеевич построил первый в столице Мемориал памяти жертв политических репрессий, и он, поклонник советского поэта Андрея Вознесенского, говорил корейской молодежи его устами: «Я хочу поставить памятник не во времени, а в совести. Счет идет на секунды. Совесть – секундомер». Василий Харитонович, человек неуемной энергии, был отцом, иначе не скажешь, рождения хора «Ченрю» и танцевального ансамбля «Мисон», блестяще представляющих сегодня корейскую культуру. Эти творческие коллективы в областном центре стали первыми среди других национальных общин. И обобщив характеристики названных прекрасных соотечественников, мы видим их сегодня интеллигентными и мудрыми, озаренными  мечтой о будущем своих детей и внуков, причащенными к святым истокам далеких предков. Они были первыми в возрождении корейской культуры ренессанса на североказахстанской широте. 

Мудрость старейшин виделась во всем. Хотя, конечно, так назвались они спустя время. А в период создания культурного центра многие из них еще работали – врачами, учителями, служащими и т.д. Время тогда, в 90-е годы, наступало непонятное, и, как показала жизнь, очень непростое и суровое. Развал советской страны, миграция, серьезные проблемы в разных житейских сферах, та же безработица. Кто-то покидал насиженную землю в поисках лучшей доли. К чести корейского человека, наши соплеменники не поддались на туманные надежды. И в этом надо отдать должное нашим уважаемым авторитетам: в их моральных проповедях всегда звучало слово «помнить!». Помнить, как корейцы оказались на казахской земле. Чем обязаны её народу?! И наказывали – честь и совесть прежде всего, вера, правда и долг – наше святое кредо, завещанное предками. В этом дух Востока, корейской души. Данная проповедь всегда излагалась профессором Николаем Николаевичем Ли, человеком исключительной эрудиции, отличавшимся глубокой добропорядочностью и человеколюбием.

Благодаря поддержке и участию таких людей корейский культурный центр в 90-е годы стойко держался на плаву, раскрывал свой потенциал. Конечно, имелись определенные трудности разного порядка, порой казалось, что угасал пыл первых лет, наблюдатели  назовут его эйфорией, наступали разочарование и мыслишки вроде таких: «а зачем, это нам надо?». Так что, судить то время, исходя из афоризма Ф.Ницше? Нет, тот, кто строил будущее, а конкретно наш местный корейский ренессанс, были и будут непричастны  к подобным «волеизъявлениям». 

Это будущее – наша сегодняшняя явь. К нему причастна еще одна благородная Личность. В минувшем январе печально, с большой грустью отмечалась годовщина ухода из жизни Иннокентия Митрофановича Кима. Он тоже из тех, кто был первопроходцем в начале пути национального возрождения. И до последних дней оставался в этом ряду. Он был первым из числа меценатов. В те 90-е годы в разговорный обиход входили новые слова, одно из них – спонсор. В одной из поминальных речей приведен факт, когда добрейший Митрофаныч – так душевно звали его в народе - оказывал необходимую спонсорскую помощь. Вспоминается такой факт: в Караганде накануне Дня шахтеров побывал корреспондент газеты «Ленин кичи» (ныне «Корё ильбо»), узнавший, что на предстоящем празднике будет концерт корейской самодеятельности. Почему бы на нем не побывать целиноградцам? Но была проблема, материальная. И тут, как манна небесная, на открывшийся счет культцентра «падает» неожиданный транш. Отправитель – директор Балкашинского госплемзавода, а это сельхозпредприятие было самым отдаленным в области, в трехстах километрах от города. Спустя время Иннокентий Митрофанович с шутливой ноткой пояснял, что это его благодарность газете за статью «Глубинка – далекая и близкая», в которой рассказывалось о замечательном руководителе и его прославленном трудовом коллективе. Он, такой отдаленный расстоянием в то время от диаспоры, всегда был близок к ней, оказывал посильную помощь. Будучи пенсионером, переехал к дочерям и внукам в Астану, здесь был всегда и всюду званым и желанным человеком. Целиноградцы побывали на том шахтерском празднике и увидели замечательные, яркие корейские номера, танцы, песни, декламации и многое почерпнули для своего репертуара.
         
Такими были первые шаги соплеменников к взаимообогащению культурными ценностями народа, межрегиональному сближению и, в конечном итоге, возрождению духовной сути корейского человека. Шаги тридцатилетней давности… 

Владимир СОН,
Астана