Когда сбываются мечты

У нее в руках все спорится, ее голос способен позвать за собой, пробудив в слушателе самые лучшие его душевные качества. Много раз слышала, как поет хор «Родина» и наблюдала за лицами возрастных исполнительниц. Некоторые поют очень сосредоточенно, уходя в себя. Они иногда так «уходят» в  само произведение, что, кажется, будто и не для тебя поют, а для того, чтобы отвести собственные души. Есть среди поющих те, кто показывает свое личное отношение, особое причастие к песне, которую исполняют. О таких обычно говорят: «Поет с душой». Пусть песня одинаково дорога всем, слушатель все же тянется ко вторым. Потому что они ко всему прочему излучают тепло и жизнелюбие, которыми невольно заряжается после концерта и слушатель. Вот к таким относится Нина Семеновна Тян – педагог по призванию, чьи золотые руки знают цену и физического, и творческого труда. К ней тянутся люди, чувствуя в этой хрупкой женщине и надежное плечо, и способность к бескорыстному служению той или иной работе, которой ей волею судьбы пришлось заниматься в разные периоды жизни.

Рассказывая об этой удивительной труженице, хочется говорить не об одном деле, а о деятельности.

Как многих сверстников, судьба ее не баловала. Родители попали в совхоз Гулистан  (Узбекская ССР), будучи депортированными. Отец занимался рисом, работал на полях, мать большую часть своей жизни отдала тому, чтобы пятеро детей были сыты, одеты и обуты. К тому же в семье всегда воспитывались еще и дети родственников, по разным причинам оставшиеся сиротами – корейцы в самых крайних случаях отдавали детей в детдома. В основном лишившихся родителей детишек распределяли по семьям любых родственников, дальних в том числе. Поэтому дом был полон детей самого разного возраста – одни подрастали и шли работать, другие вливались в семью снова.

На жарких хлопковых полях работы хватало всем. Маленькая Нина еще и в школу не пошла, а уж знала, что хлопку нужно дать пробиться сквозь схватившийся коркой верхний слой солончаковой почвы. И детишки дружно разбивали твердые комья земли иногда малоподъемными для них тяпками, чтобы ростки пробились к солнцу. Затем, чтобы растения стали крепкими и жизнеспособными, их следовало проредить и отщипнуть ненужные побеги. А когда уже поле забелеет коробочками, спеши собрать урожай. А коробочки колючие, нужна сноровка, чтобы сберечь свои пальцы от многочисленных уколов. Дальше нужно успеть снять весь урожай до снега. И это тоже была забота всех дехкан, в том числе и детей, которым неведомо было беззаботное детство. До снега чаще всего не успевали и дружно уже по снегу выходили сельчане вместе со своими детьми в поля, чтобы собрать остатки хлопчатника.

–Класса с третьего я уже могла заменить взрослого полевода, – вспоминает Нина Семеновна. – А всегда мечтала петь и танцевать, всегда мечтала учиться и учить других. Мама рассказывала, что я даже ходила пританцовывая.

Способности, оказывается, были. Это показали вступительные экзамены в музыкальное училище, которые Нина сдала блестяще, не имея за плечами и музыкальной школы. Ее зачислили в учащиеся, однако по семейным обстоятельствам девушка не окончила училища, но музыка продолжала жить, кажется, в каждой клеточке ее тела. И не только музыка. Как-то вместе с этими звуками осталось и знание родного корейского языка. Многие ведь утратили его, переступив порог школы. Нина, будучи ребенком и уже хорошо владея русским и немного узбекским языками, не расставалась с песнями языка родного. А потом, когда вдали от дома училась в музыкальном училище, писала маме письма на корейском и просила ее отвечать тоже на корейском языке. Так, перечитывая и бережно сохраняя родные, в полном смысле этого слова, строки из дома, она не потеряла родного языка. А спустя немного времени, когда она, уже выйдя замуж, переехала в Казахстан, эти знания оказались востребованы. Она поняла, что мечты сбываются, правда, иногда не так быстро, как мечталось.

–Получилось так, что, не имея оконченного высшего образования, да и средне-специального тоже, я обрела профессию педагога уже ближе к пенсионному возрасту, – говорит Нина Семеновна.

С 1998 года она учитель корейского языка. Выросла профессионально, овладела методикой преподавания, благодаря семинарам, которые окончила при Алматинском центре просвещения, затем повышала свою квалификацию, выезжая в Южную Корею. А если прибавить к этому то, что Нина Семеновна по призванию педагог, что отмечают теперь многие ее коллеги, то из нее получился настоящий учитель, у которого и знания, и опыт – уже больше 20-ти лет преподает корейский язык в общеобразовательных школах, детских садах, центрах и так далее. К тому же, и дети Нины Семеновны стали ее гордостью.

–Жаль, конечно, что дочь и сын не очень хорошо владеют языком, – признается она. – Хотя старший стал переводчиком, работал несколько лет в Корее. Но внуки радуют, учат язык и очень часто теперь задают мне вопросы, а я с радостью отвечаю на них. И еще… Они, к моей радости, дружат с музыкой. В прошлом году, танцуя в ансамбле «Инсам», принесли первые награды с республиканских конкурсов.
 
Мы с Ниной Семеновной встретились в детском саду, где она преподает корейский язык детишкам от трех до шести лет. В группе до 25-ти детишек, которым она дает первые знания. Мечты некоторых о знании языка сбываются прямо с пеленок, ведь многие читать, писать, говорить учатся еще до школы.

–Нина Семеновна, так неужели для всех ребятишек корейский язык родной?

–Нет, конечно. У меня и казахи, и русские, и дети других национальностей. Я помогаю всем, кто хочет учить язык. Я рада рассказывать им всем о красоте корейского языка, о его богатстве.

–Трудно?

–Бывает и трудно. Дети же. Они балуются, не всегда слушаются, иногда элементарно, устают. Знаете, сейчас же многие родители воспитывают детей так: ребенок растет раскрепощенным, рано проявляет свою самостоятельность… И это, наверное, правильно. Раньше педагоги своим воспитанием подавляли личность. Сейчас мы стараемся пораньше разглядеть способности детей, научить их учиться, добывать знания.

–Работа благодарная?

–Морально, да. Материально? В этом детском саду я преподаю бесплатно.

Удивительно то, что, когда Нина Семеновна начинала учительствовать, она преподавала корейский язык в четырех-пяти местах города и почти везде …на общественных началах.

–Как успевали? Вы что, и машину водите сами?

–Вы правы, сначала я была в панике от своей загрузки, а потом нашла много плюсов в своей деятельности. Машины у меня нет. А вот передвигаясь в автобусах по городу и посчитав все время, которое я отдаю общественному транспорту, решила – так дело не пойдет, и …увлеклась оригами. Теперь детали из бумаги делаю в перерывах между уроками корейского языка, а потом из них собираю всевозможных лебедей и кувшины. Мои внуки тоже теперь в интернете просто так не сидят, ищут описание той или иной модели и вместе иногда работаем над какой-нибудь поделкой.

–Я видела, это очень оригинальные работы – модульное оригами. От них отдает каким-то удивительным, просто небывалым теплом, что ли. Продаете свои произведения?

–В продаже подобные видела. Но я их дарю близким людям, им нравятся мои рукотворные подарки, а мне от этого тоже радость.

Руки этой женщины, кажется, способны на любое творчество. Она мне рассказывала, как, обшивая своих детей, достигла мастерства «шить на заказ», например, свадебные платья и другие особо ценные для каждого человека вещи. Когда подвела итог, получила жизнеутверждающую статистику – все невесты, облаченные в ее платья, обрели счастье в семейной жизни. Когда Нина Семеновна взяла в руки спицы, то ее продукцией сразу стали объемные  вещи – себе платье, дочери кардиган и так далее.

–Времени на все не хватает, – сетует она. – Я уже его уплотняю-уплотняю, даже когда телевизор смотрю, руки за просмотром передач делают работу. А все равно не успеваю все свои идеи воплотить в жизнь.

Однако о душе Нина Семеновна не забывает. А душа ее отдыхает тогда, когда, например, идут репетиции, где она поет в хоре, когда ее самый маленький внучок сидит у нее на коленях, прижимая свою щечку к щеке бабушки. Когда она просто чувствует свою востребованность в обществе соплеменников. У Нины Семеновны все связано воедино: ее близкие и родные люди, бесконечные уроки корейского языка среди разновозрастных учащихся и хор, в репертуаре которого нет ни одной песни, которую бы она не знала. А однажды на семинар учителей пришла учительница из Южной Кореи и попросила: «Вы все филологи и язык знаете прекрасно. Напишите стихи о лете, о цветах…». И она написала. Потом еще. В результате написала три песни совместно с руководителем хора Владимиром Ильичом Шином. Так стихи Нины Семеновны вошли в репертуар «Родины».

–Вы прекрасно выглядите в свои пенсионные годы, Нина Семеновна. Поделитесь секретом.

–Спасибо. Секретов никаких нет. Просто я никогда не обсуждаю свои проблемы, не жалуюсь на жизнь. Жизнь на то и жизнь, что все в ней бывает: и горести, и радости. Стараюсь философски ко всему относиться и больше отдавать, чем брать. Вот и весь секрет.


 
Тамара ТИН