Главное – чтобы костюмчик сидел

Ее работа, на первый взгляд, самая незаметная в Корейском театре. Однако вряд ли сама костюмер театра, вернее, хозяйка огромной мастерской с богатейшей историей театра в составе молчаливых свидетелей театральной жизни Лиана Викторовна Стрельникова считает себя золушкой в мире многочисленных атрибутов и деталей, работающих на загадочные и сказочные перевоплощения. Она подобна волшебнице, которая наделяет актеров качествами своих героев, придавая их внешнему облику и шарм, и ту таинственность, за которую мы так любим сам театр. И так уже 25 лет – четверть века. Говорят, встречают по одежке. В этом смысле благодаря костюмеру мы зрители, тоже моментально проникаемся настроением, атмосферой, какую создает целый коллектив артистов и работников театра при работе над постановкой. Я говорю о первом взгляде на сцену, когда занавес только открывается. Благодаря костюмеру – ее золотым ручкам, неиссякаемой фантазии и, конечно, любви к делу, которому посвящает себя Лиана Викторовна, мы моментально оказываемся в таинственной атмосфере иной жизни, где о герое говорит, прежде чем начнется действие, конечно, костюм и он должен быть безупречен. 

Вот это и дает все основания считать работу Лианы Викторовны основополагающей. К тому же актеров в театре много, смеются иногда между собой в коллективе работники театра, мол, нас много, а Лиана на всех – одна: фантазирует, кроит, утюжит…

В этом есть не доля правды, а самая что ни на есть правда. Каждый из актеров знает руки костюмера, со всеми Лиана Викторовна на короткой ноге и этим горда и счастлива. Никому из них не скрыть от костюмера своих волнений по поводу: «Ой, я немножко поправился…» или «Что делать, переборщил с походами в тренажерный зал, на мне теперь костюмчик не сидит, а висит». Волшебные ниточки-иголочки Лианы помогут справиться с проблемами дня. Она ко всему готова и считает себя ответственной на все 100 процентов за то, что в любых ситуациях, при любом раскладе, главное, чтобы костюмчик сидел, при этом важно, чтобы это состоялось в короткие сроки. И если во многих театрах над костюмом корпит и колдует целая команда художников, дизайнеров, костюмеров и портных, то она здесь одна и всеми этими профессиями овладела сполна – обходится иногда консультациями и когда уж совсем аврал: – небольшой помощью со стороны. Лиана пользуется неограниченным доверием и коллектива, и дирекции, и ни разу за время работы ни один специалист не выразил ей своего сомнения по поводу, например, костюмов, не соответствующих народному духу или  исторической правде.

– Что вы! Нет, замечаний таких не было, и я всегда их боюсь, – говорит Лиана.

– Похоже, и вам, костюмеру, не чуждо волнение перед премьерой! – удивляюсь я.

– А как же?! Вы себе не представляете, что делается за кулисами, когда идет премьера. И не надо этого знать зрителю. Все волнуются! При этом неважно, сколько у кого за плечами этих премьер и постановок.

– Интересно, как становятся костюмерами, Лиана? У нас же нет специальных учебных заведений.

– Если вы обо мне, то по профессии я просто портниха и пришла сюда не то чтобы случайно, но очень похоже было на то. Все остальное – самообразование, подготовка рук к работе, оттачивание навыков и, пожалуй, изучение некоторых секретов профессионального мастерства, касающихся именно костюмов для актеров Корейского театра. Это, пожалуй, самая вдумчивая работа, требующая и творческого подхода, и наблюдательности.

– А в народном костюме знаний кое-каких правил и сочетания цветов, которые понимают все профессионалы, разве недостаточно?

– Нет, конечно. Например, как ставится воротничок в костюме – это же отдельная тема. Пошив рукавов, чтобы ткань «струилась» и многое другое.

– И как вы разгадывали секреты?

– Секретами, как известно, мало кто из профессионалов делится, да и корейский театр у нас один. У кого учиться? К тому же, на то они и секреты – у каждого мастера свои. Поэтому было время, привозила костюмы из Южной Кореи, распарывала их и так начинала понимать, что к чему, доходить до сути.

– У вас такая загадочная профессия – не только портниха, костюмер. Мастер тайн перевоплощения на сцене. Какие-то семинары, встречи с коллегами по цеху бывают?

– Почти нет. Единственный раз, пожалуй, повезло мне в 2010 году в Питерскую академию искусств на стажировку попасть. Вот там мы целый курс занятий прошли по истории костюма, по его театральной особенности. Мы практиковались в Мариинском театре, общались с настоящими мастерами своего дела. Многому, очень многому я там научилась! Но, признаюсь, меня больше прельщает народный костюм, чем европейский. Поэтому, наверное, со временем полностью утвердилась в том, что Корейский театр – это еще и для души.

– Наблюдая за вашими работами, мне кажется, что вы только об этой профессии и мечтали.

– Спасибо. Действительно с годами поняла, что это мое призвание. Я и театр свой люблю, и каждого актера в нем, и шью с любовью. Хотя шить иначе и не получится. Могут нервы сдать, может надоесть это все. А я свою работу люблю. Но было время, когда принесла я своей бабулечке диплом и сказала: «Вот, ты хотела, чтобы я выучилась шить, держи документ. Это тебе подарок». «Когда-нибудь скажешь мне спасибо», – тихо и спокойно ответила она. Как в воду смотрела моя незабвенная бабушка! Для себя шью редко, а за то, что судьба меня привела к профессии костюмера, уже третий десяток лет благодарю ее.  Кстати осмотрелась потом. Оказывается, я потомственная портниха! Моя бабушка и прабабушка – все очень хорошо шили и даже зарабатывали этим ремеслом себе на жизнь. Да и сейчас все самые родные люди, братья-сестры шьют для себя вполне неплохо, хоть и заняты в жизни другими делами.  

‒ Лиана Викторовна, говорят, что через костюм передается и корейский характер?

– Именно так. Более того, костюмы ведь шьются по разным поводам, случаям жизни. Они очень своеобразные и интересные. Поэтому отношусь к ним не только как к вещам, которые служат человеку верой и правдой. Одежда – составная корейских обычаев, культуры. Я к ним отношусь очень бережно. Каждый послуживший и пошитый специально к тому или иному спектаклю костюм, продолжает свою жизнь в театре. Мне очень приятно, что наш директор Любовь Августовна Ни всегда понимает это. У нас такое хорошее место для сохранности костюмов! Влажность воздуха, проветриваемость помещения – все способствует тому, чтобы они «жили» долго и служили нашим постановкам. Особенно дороги старые вещи. Я прямо пылинки с них сдуваю.

– Лиана, а актеры тоже вносят свои предложения по пошиву, по выбору модели?

– А я на что? Это я, как профессионал, должна видеть, где что не так, как сделать, чтобы в костюме было комфортно актеру и чтобы зрители получали удовольствие от увиденного на сцене.

– Наверное, любимые костюмы у вас тоже есть?

– Очень много сшито за эти годы, но те, что и для меня уникальны, то есть входят в десятку лучших, ударных работ моих, конечно, есть. Это те, которым я сама поставила высший бал. Один назову – костюм королевы, в нем Наталья Ли выходила.

– Я тоже его помню! Много красного, накидка! Высокая прическа с тяжелой косой. Богатый костюм! А помните самый трудоемкий по костюмам спектакль?

– Конечно, это «Принц трех царств»! Там около 40 костюмов, много переодеваний было, перевоплощений всяких…

– Как вы одна успеваете делать такой объем работы?

– Успеваю, я быстро научилась работать. Бывает, и ночами поработаю. Но ничего, это же театр. У нас все смешано: работа, дом, дом, работа. И театр – наш дом. Это уже необъяснимо. В работе мы давно уже родными все стали.

– А если вернуться к вопросу о мечтах? Вы говорили, что не мечтали о таком призвании… 

– Я мечтала стать актрисой! Но мечта сбылась – я в театре. И так рада, что не стала актрисой. Я бы так, как наши актеры, не смогла! Столько они заучивают, запоминают, столько волнений по поводу точности текста… Смотрю на них – какие же это стойкие, стрессоустойчивые и мужественные люди! Нет, мне до этого далеко! В своих мечтах, видимо, все-таки была не права.

– А сами пробовали когда-нибудь сцену?

– В капустниках только. И то я вам скажу, если так, без сцены, я много на что способна. А вот выходишь туда – и все, ты скован, тебя смущают ее размеры. Вроде, маленький пятачок, а там целая жизнь! Я преклоняюсь перед талантами наших актеров. Иногда уже опытных из любопытства спрашиваю: «Вы, наверное, уже там как рыба в воде». Нет, говорят, все, как в первый раз! Так что я их очень хорошо понимаю и, будучи на своем месте, которое дано было мне когда-то по призванию, я всячески поддерживаю своих коллег, одевая их и знаете, довольно часто слышу от них слова благодарности. Это всегда приятно! 

Наша беседа на этой позитивной ноте закончилась. Знаю, что сейчас у Лианы сложная работа по новой постановке. Хотя нет, мне кажется, у такой труженицы сложностей ни в чем нет, потому что она их и не боится. Работа трудоемкая…  А вот здесь она просила пока не говорить о новой постановке и даже о костюмах к ней.

– Это не моя тайна, – сказала она скромно. –  Будет премьера, будет и разговор.
Что ж, как всегда, ждем с нетерпением премьеры.

Тамара ТИН