Цвет нации, гордость народа

Этот дом, в который упирается улица Курмангазы, мне знаком уже многие годы. В нем живет дорогой наш Гурий Борисович. Для казахстанцев – это кладезь знаний, человек, судьбой своей доказавший, что невозможно сломить живую душу, если она жива идеалами добра и обостренного чувства справедливости. Никакие преграды не страшны для человека деятельного и активного по жизни. Для многих моих современников и представителей поколений постарше Г.Б. Хан – Учитель с большой буквы, даже если они лишь прослушали цикл его содержательных лекций, несмотря на то, что в те годы лекции на темы, которыми жил Гурий Борисович, просто должны были быть напичканы тем, что мы сейчас называем «политической трескотней». Его материал выгодно отличался от того, что читали его вполне успешные коллеги. Для многих молодых ученых Г. Б. Хан – пример для подражания, для многих соплеменников – непререкаемый авторитет порядочности, мудрости, человечности и компетентности не только в том, что он делает и чему посвятил и посвящает себя. У Гурия Борисовича, кажется, на все вопросы есть ответы и есть свое личное мнение, которому, как правило, можно доверять. Он – очень объективный человек! И это несмотря на то, что уже многие годы Гурий Борисович незрячий физически. Я подчеркиваю – физически, потому что даже при закрытии этого канала информации он умудряется быть в курсе происходящего. Он остается современным человеком, шагающим в ногу со временем. В последние годы Гурий Борисович стал плохо слышать. Но вот мы говорим с ним, и он отвечает мне на вопрос, который я боюсь ему задать, чтобы не обидеть: «Я сейчас полностью завишу от моих родных. Они со мною гуляют, кормят, помогают справляться с бытом и со своим состоянием. Я не могу жить без информации вовсе. Поэтому они мне читают газеты, рассказывают о том, чем живет страна, мир…».  На вопрос о том, читают ли здесь нашу газету, Гурий Борисович пожаловался:
– От корки до корки! Конечно! Должен вам сказать, что газета сегодня интересная, передайте это в АКК и в редакцию. Только вот некоторые номера вытащили у меня прямо из ящика, многие ведь сегодня не получают газет и не выписывают. Ну ничего, будем разбираться.

Рассказывать о Гурии Борисовиче – все равно, что писать роман, который был бы «о времени и о себе». Если поставить над этим материалом рубрику «Личность», это будет в самую точку, но недостаточно. Сразу напрашивается другая рубрика «Сильные духом». Но этого тоже будет недостаточно, потому что Гурий Борисович, добывая знания и изыскивая физические ресурсы для того, чтобы по-прежнему действовать, вносить свой личный вклад в общее дело, продолжает, как это ни странно прозвучит, влиять на многие ситуации, происходящие в корейском общественном движении, в стране и даже в мире. Гурий Борисович сам подсказал мне поделить материал на части, которые расскажут о его основных этапах становления как личности, которые он сам считает самыми важными в своей богатой событиями биографии. А жизнь его не была устлана розами, он – не баловень судьбы и не человек, который ради карьеры мог пойти по головам. Потому что на первом месте у Гурия Борисовича всегда его семья и четыре его дочери, которые были воспитаны в духе любви к своей родине - Казахстану, к своим корням и которым он дал самое главное – личный пример в покорении высот, ведущих к профессионализму, к тем истокам, имея которые, человек смело шагает по жизни и все у него образуется, и все идет своим чередом, если даже бывает невыносимо трудно.

Есть такая профессия лекциями вдохновлять

Идеолог, просветитель, политолог, философ. Все эти определения Гурий Борисович сводит к одной своей деятельности, ставшей для него профессией, – лектор. А глядя на преподавательскую его деятельность, размышляя о трудовой биографии в целом, можно отметить и свойство характера самого лектора – постоянство и преданность своему делу. Посудите сами – 65 лет работы в партийном аппарате, 25 лет – преподавания в Высшей партийной школе, с 1954 года – преданность делу одной партии, которая когда-то вдохновила и его, в идеалы которой поверил… 
Еще будучи студентом 3-го курса университета, Гурий Борисович по линии комсомола начал читать лекции на всевозможных мероприятиях. Его убедительные слова находили отклик в сердцах людей, и это не могло остаться незамеченным, не отразиться на выборе дальнейшего пути. Желторотый выпускник вуза – руководитель лекторской группы Талды-Курганского обкома партии. Кто хоть немного знаком с той системой работы, тот поймет, что такое место работы уже сулило большое будущее. Конечно, Гурий Борисович сразу стал кандидатом в члены КПСС и, будучи совсем молодым, уже щедро делился своими знаниями и умением завоевывать аудиторию. Однако это умение частью дается человеку с рождения. Не каждому дано, выступая в разных аудиториях, стать своим и стать понятым. Как известно, от посредственных лекций народ уходил очень просто – он на них …спал. Молодого талантливого парня заметили, как говорится, «с первых шагов в народ», и очень быстро он уже сам выбирал род своей деятельности и, к удивлению многих, никогда не соглашался выполнять работу инструктора или занимать другие административные должности, сулящие и привилегии в обществе, и материальное благополучие. Долгие годы приходилось ютиться в маленьких квартирах, ведь семья у Гурия Борисовича была всегда большой и росла с рождением собственных дочерей. Так, с молодой четой жили мама Гурия Борисовича и две его сестры, а потом четыре дочери. Однако даже теснота в быту, жизнь на небольшие доходы не останавливали его желания делать то, что он умел по-настоящему – нести людям знания, помогать разобраться в общественной жизни родной страны. Поэтому после очередного предложения Гурий Борисович, отказываясь от повышения в должности, неизменно говорил:
– Я – лектор. И он этому соответствовал и в этом был непревзойденным даже в других республиках бывшего Союза и за рубежом, куда выехать в те годы железного занавеса чрезвычайно трудно. Он выезжал.
Были  времена, когда Гурий Борисович представлял Казахстан в Северной Корее, в Африке, в Египте, в ГДР, ФРГ, США, в Японии, только в Южной Корее был более 10 раз. Всегда проходило все гладко и вызывало только положительные эмоции и отзывы, а также – были новые приглашения. Запомнился Алжир. 
– Мы, конечно, были тогда под «идеологическим обстрелом» многих неудобных вопросов, – рассказывает Г. Б. Хан, – так как накануне в стране прошли антисоветские акции. И, честно говоря, не все справлялись с этим натиском недоброжелательности, а порою даже нескрываемой враждебности. Помню, первым из нашей делегации выступал представитель из Узбекистана. Ушел с трибуны, опустив голову. Слово дали мне. Я уже использовал первые факты, которые всегда заинтересовывали любую аудиторию – никакой реакции, пробую излюбленные приемы – ноль эмоций. И вдруг говорю: «Казахстан по территории – это шесть Франций». Аудитория вдруг неимоверно оживилась. Дальше, что бы я ни говорил, все слушалось и воспринималось с восторгом и пониманием. Потому что этот слушатель все мерял Франциями. И вдруг – есть такая страна, в которой шесть Франций!
 
Время, когда патриотизм и здравые идеи – уже не национализм

– Гурий Борисович, Вы кореец, как говорится, чистейшей воды. Напоминали ли вам об этом? Националисты же везде есть. Такие должности у вас были, – задаю вопрос профессиональному идеологу.
– Я сам себя всегда интернационалистом чувствовал, – отвечает Гурий Борисович. – Наверное, поэтому  даже мысленно не боялся никогда подобных обвинений. Просто работал, много вопросов изучал. А когда по миру поездишь, многое на свои места становится. Помню, однажды при переходе на другую работу мне один товарищ, мой руководитель сказал: «Ты же кореец, сиди себе и не думай о другой работе. И так тебе, мол, повезло». Я все равно принял решение и ушел. Потом он извинился передо мной. Забудь, говорит, это я сказал только для того, чтобы ты в аппарате остался. 
Был случай очень серьезный, когда в 60-е годы были нападки на книгу Олжаса Сулейменова «АЗиЯ» – казахстанского поэта обвинили  в национализме и в СМИ была целая серия публикаций. Гурия Борисовича попросили написать закрытую рецензию на книгу для внутреннего прочтения. 
– Я дважды прочел эту книгу Олжаса Сулейменова, другие его произведения и ничего от национализма не нашел, – вспоминает Гурий Борисович. – Я честно написал, что то, что кому-то может показаться национализмом, является идеей взаимообогащений наций. Все обошлось. Поток обвинений утих. Дальше мы были свидетелями многих событий, которые ведут к осознанию себя, как личности. И времена бывали разные. И по острию ножа мы ходили, и понимать друг друга заново учились. 
– И Вы тоже задавались вопросами: «Кто я?» «Откуда?».
– Конечно. В этой связи мне вспоминается первый съезд корейцев Казахстана, который состоялся 17 марта 1990 года. Такой форум был в принципе невозможен лет 10-15 назад. Меня бы обвинили в национализме! Ведь по национальным признакам съездов никто не проводил. А после нашего съезда такие форумы провели почти все национальные центры. Это говорит о том, что сегодня каждый может самоидентифицировать себя как представителя отдельного этноса, и для нашей многонациональной страны это работает только на ее развитие и процветание.   

Счастливое продолжение

Гурия Борисовича в советское время называли казахстанским Зориным (Зорин – известный политолог, международный обозреватель, которого цитировали, по книгам которого учились, на мнение которого полагались, –прим. авт.). И он полностью соответствовал этому званию, работая уже в партшколе. Нам, слушателям его лекций, так старшекурсники и говорили: «А вот местного Зорина пропускать нельзя, себе дороже». 
– Почему Зорина? Хана же?
– Послушаете, сами поймете. 
Сейчас у Гурия Борисовича еще преподают две его дочери Ирина Гурьевна и Светлана Гурьевна. Одна в Энергетическом университете очень успешно занимается проектом по добыче урана в Шымкенте, другая преподает в Алматы Менеджмент Университете. Обе строгие к себе и к окружению, обе пошли по стопам отца и горды своими корнями, где есть папа Гурий Борисович и покойная их мама Зинаида Владимировна, прошагавшая вместе с ними жизненный путь семьи Хана, в котором было все: и радости, и печали, и тревоги за семью, за благополучие детей. Еще одна дочь Наталья живет со своей семьей в Украине, одну дочь Елену семья потеряла, ей было только 40 лет, когда она умерла...  У Гурия Борисовича 7 внуков, 13 правнуков. Дом – полная чаша.
– В целом состав интернациональный, 80 процентов казахи, – констатирует он с улыбкой. – Один зять кореец, другой украинец, есть казах, был и русский. – Сейчас со мною вместе живет семья внучки Юленьки. Малышки, мои правнучки Айлин и Амали – моя радость! Старшенькая Айлиночка – такая развитая! Танцует, поет, разговаривает так хорошо! В садике из младшей группы ее перевели в старшую. Меня зовет деда Гурий, а свата – аташка и все. Он ей говорит: «Ты меня тоже зови дедушкой», а она ни в какую. Нет, говорит, ты аташка, аташкой и будешь. Из гостей приходит, представляете себе, малышка несет мне плитку шоколада или конфетку – помнит, что я дома. Такая вот славная девочка!
Мы беседуем с Гурием Борисовичем, с 90-летним Гурием Борисовичем, который как 10 и 20, и 5 лет назад все даты событий помнит, как свой день рождения, который каким-то непонятным образом, обходясь минимумом информации, понимает все нюансы происходящих в стране событий,  и я ловлю себя на мысли, что он, наверное, по-прежнему от бесед и от лекций не устает. Но на всякий случай спросила:
– Наверное, утомила Вас своими вопросами, Гурий Борисович?
– Что вы?! – услышала искреннее удивление в ответ. – Мне сегодня так не хватает этого общения. Если газете интересно то, что я рассказываю, пожалуйста. Времени у меня сегодня много…
Искренне желаем нашему патриарху той же энергии жить, какой ему не занимать, пусть семейство Ханов развивается по всем направлениям и радует своего деда и прадеда успехами и достижениями, прославляя нашу страну!

Тамара ТИН