Цой Тихон – ветеран двух войн и завуч школы № 6 в Пхеньяне

О Цое Тихоне Лукиче, как участнике Великой отечественной войны, опубликованы биографические сведения в книге «Советские корейцы в годы Великой Отечественной войны». Однако, помимо использованных в ней материалов, остались без внимания архивные документы, а также очерк о нем в книге Тян Хак Пона «Очерки о советских корейцах, строивших Северную Корею». Кроме этих важных источников в моем распоряжении оказалась и рукописная копия биографии Тихона Цоя. В очерке впервые обнародуются  фотографии из моего личного архива и полученные в Ташкенте от Владимира Наумовича Кима.

Начнем с немаловажного уточнения. Речь идет о дате рождения. В книге «Советские корейцы в годы Великой Отечественной войны» говорится, что Цой Тихон Лукич родился в 1904 году в Приморье. Однако в «Списке граждан СССР корейской национальности, постоянно проживающих в КНДР и состоящих на консульском учете в Посольстве СССР в КНДР по состоянию на 7 декабря 1955 года» (АВПРФ, фонд 0102, опись 11, дело 42, папка 64, лист 52) указано: «Цой Тихон Лукич; Дата и место рождения: 9.XI.1913 ДВК, Сучанский район; № паспорта: 117 КОПК 017.  У Тян Хак Пона датой рождения героя очерка записано 9 сентября (а не ноября) 1913 года. В биографии указан лишь год рождения – 1913, который, по моим подсчетам, следует считать верным. Что касается разницы в месяцах, возможно, это связано с тем, что в одних случаях ориентировались на восточный (лунный) календарь, а в других – на григорианский (солнечный).  

В биографии говорится, что в юном возрасте Тихон Цой самостоятельно уехал из родительского дома на Украину в город Одессу, где он закончил сначала среднюю школу, затем поступил и завершил курс обучения в Одесском сельскохозяйственном институте. По другим сведениям, «…в 1929 году он переехал из Дальнего Востока к двоюродному брату в Харьков, где устроился рабочим на завод «Серп и молот», учился на рабфаке. Затем он окончил Одесский землеустроительный институт.» Как оказалось, такой институт в Одессе не существовал.

Согласно имеющейся рукописи биографии, «После окончания института он работал на Украине в школе и преподавал математику. В начале Великой Отечественной войны был призван в Советскую армию и направлен в 14-ую стрелковую дивизию, где его назначили командиром орудия». Тут явная неувязка, так как не было особых причин призывать в действующую Красную армию «неблагонадежного» корейца, подлежащего депортации в Среднюю Азию, тем более давать командирскую должность. Скорее всего, надо считать верным сведения, что «После окончания института он стал курсантом Киевского артиллерийского училища. В 1937 г. уволен из училища по национальному признаку. До 1941 г. работал 4 года учителем математики в Новоархангельском районе Одесской области. Здесь он женился на учительнице Валентине Гашпоренко и у них родился сын, названный Владимиром». 
В начале войны Тихон Цой был призван в ряды РККА. Имея специальное военное образование, он мог бы командовать батареей, но стал командиром противотанкового орудия в 14-ой Гвардейской Краснознаменной Винницкой артиллерийской дивизии, позже – 1-ой артиллерийской дивизии РГК (Резерва Главного командования). Принимал участие в боевых действиях на Украине, в Венгрии, Польше, Чехословакии в звании гвардии младшего сержанта. Участник взятия Берлина. Великую Отечественную войну закончил в Австрии. В операции по освобождению Польши, за проявленный героизм и умелые действия в бою против фашистских танков его наградили боевым орденом «Славы» III степени.

После победы дивизия, в которой служил Тихон Лукич, находилась в Австрии. Здесь в начале июня 1945 года младшего сержанта вызвали в Москву, где у него, судя по всему, компетентные органы поинтересовались, не хочет ли он учиться в военной Академии? Он ответил, что такого желания у него нет. Тогда ему приказали отправиться во Владивосток, где ему опять надо было определиться – идти в школу переводчиков или продолжить военную службу.  Он выбрал второе. 

В сентябре 1945 г. Тихон Цой в составе разведывательного отдела штаба 25 армии 1-го Дальневосточного фронта освобождал Корею от Квантунской армии, за что был награжден медалью «За освобождение Кореи».  Руководство советской военной администрации в Пхеньяне понимало, что в освобожденной Корее происходит противоборство между политическими группами к Северу и Югу от 38-ой параллели. Архиважную задачу советская администрация видела в грамотной пропаганде корейского населения. По этой причине Тихона Цоя отправили из разведотдела армии в редакцию специально созданной газеты   «Советский Вестник». В ней он проработал с 1946 по 1954 годы. Кстати, вместе с ним агитационную и разъяснительную деятельность вели и другие советские корейцы. По воспоминаниям профессора Мена Дмитрия Вольбоновича, его отец – Мен Вольбон по окончании Корейской войны стал работать в этой газете, но  ее издание, по его словам прекратилось в 1955 году из-за ненадобности. (Мен Д.В.  С блокнотом и ручкой. – https://koryo-saram.ru/s-bloknotom-i-ruchkoj/ )  В ходе написания очерка выяснилось, что многие экземпляры газеты «Советский Вестник»  хранятся в Российской Государственной библиотеке в Москве (ФГБУ РГБ). Поиски материалов по нашей теме «Совкор в Севкор» на страницах этой газеты еще только предстоят.

Известно, что в 1943 году, пока Тихон Цой воевал, был тяжело ранен и чуть не погиб, скончалась его жена Валентина Гашпоренко, а их сын Владимир стал воспитываться у родных.  В 1946 году вдовый Тихон Лукич женился в Пхеньяне на северокорейской девушке по имени Тё Эдя. В Корее у них родились две дочери: Елена – в 1947-ом году и Тамара – в 1954-ом и два сына -Петр – 1948 г.р. и Юрий – 1950 г.р.     

С 1955 года до возвращения в Советский Союз Тихон Лукич Цой работал завучем школы №6 и преподавал математику в старших классах. Эта школа, известная еще под названием «Юк-Ко», или «Юкочжун», была организована для детей советских посланцев в Северную Корею. Преобладающая часть учеников были дети корейцев из Казахстана и Узбекистана. В завертевшийся во второй половине 1950-х годов жернов «идеологической чистки» попали все без исключения советские посланцы, разумеется и Тихон Цой. Его вызывали на комиссии и задавали такие вопросы, как: «Почему читаете только советские газеты и советские книги?», «В каких отношениях находитесь с Хе Га И (Хегаем Алексеем Ивановичем), Пак Чхан Оком, Пак Ы Ваном, Нам Иром и другими?», «Для чего рассказываете школьникам о преимуществах социализма в Советском Союзе?».  Тихон Лукич, чувствуя тягостное давление,видя, как сгущаются тучи репрессий, обратился в 1957 году в советское посольство в Пхеньяне с просьбой дать ему разрешение вернуться на родину. Впрочем, как и он, вернуться в СССР хотели почти все советские корейцы. 

По возвращении в Советский Союз он оказался в Ташкенте, где работал в различных организациях. Несколько лет перед выходом на пенсию занимал должность главного бухгалтера в учреждении «Голодностепьстрой». Жил в большом семейном кругу. К нему в Ташкент переехал сын от первого брака Владимир. Ветеран двух войн, гвардии сержант, награжденный за героизм боевыми орденами и медалями, учитель математики, завуч легендарной школы «Юкочжун» после выхода на пенсию продолжил активную жизнь. По словам Тян Хак Пона, ветеран войны и труда каждый день читал газеты и до 70 лет учил математике детей в близлежащей школе ташкентского городского района Чиланзар.

Наступил 1993 год, бывшие советские корейцы смогли совершать поездки в Северную Корею. Тё Эдя – супруга Тихона Лукича, рожденная в Пхеньяне и ни разу не бывавшая на родине после прибытия с мужем в Узбекистан, очень хотела в год своего 70-летия повидаться с оставшимися в живых родными. Родители ее к тому времени уже умерли. Через 36 лет супружеская пара смогла оказаться вновь в местах свой молодости. А спустя шесть лет после памятной поездки, в 1999 году, Тихон Лукич Цой скончался в окружении своей семьи и упокоился на ташкентском кладбище.

Герман КИМ, д.и.н, профессор
директор Центра корееведения КазНУ им. аль-Фараби
профессор-исследователь Центра Юго-Восточной Азии 
университета Киото (Япония)