Актер – профессия, театр – судьба

За годы работы в Корейском театре Григорий Андреевич Ким на  родной сцене сыграл более сорока ролей. Отмечая недавно свой 60-летний юбилей (а у корейцев, как известно, эта дата особенная), актер вновь и вновь вспоминал то одну свою работу, то другую. Суть воспоминаний сводилась к одному – будто бы все эти роли не сыграны, а прожиты. Через его сердце прошло столько судеб, сколько вряд ли обычному смертному дано прожить и пережить. Григорий Андреевич к своим героям относится то с мягкой иронией, то с глубоким сочувствием. Его же судьба сложилась так, как должна была сложиться в соответствии с мечтой, идеалами, стремлением добиться тех целей, которые ставил перед собой, будучи совсем еще молодым актером, какие есть у него и сейчас, когда он, уже давно перешагнувший рубеж становления, встал в ряды тех, кого сегодня  величают ветеранами театра.  

Григорий Андреевич – человек завидной судьбы. Когда он рассказывает о родном театре, о себе, состоявшемся как творческая личность в этом театре, благодаря театру встретившем в свое время свою супругу Эмилию, с которой они вырастили сына и нянчат внучку, его глаза светятся от счастья и на вопрос о своем главном к 60-ти годам достижении Григорий Андреевич отвечает: «Я с радостью иду на работу, как это было вчера, сегодня, будет завтра и с радостью возвращаюсь к своим родным домой. Разве это не главное?

Согласитесь, далеко не каждый человек может похвастать тем, что его работа – второй дом. Многие, к сожалению, работу считают в основном лишь способом неплохо заработать. Материальная сторона, конечно, важна. Но, как говорится, не хлебом единым. Григорий Андреевич признается, что был и у него сложный период, когда в 90-е годы «по семейным обстоятельствам» он написал заявление об уходе из родного театра. Никто не держал – на зарплату актера семью не прокормишь. Но Григорий Андреевич  помнит, как коллеги провожали его сочувствующим взглядом. В те годы многие расстались с Храмом искусства и не по своей воле. Но в жизни Григорий Андреевич понял одну истину. У сцены есть магнетизм, присущий только ей – театр своих не отпускает. То есть отпускает, оставляя у себя их сердца. Вот и Григорий Андреевич ушел, а в снах ему виделась сцена, аплодисменты зрителей, гастроли, которых в те годы было много, и которые порою, в бытность работы в театре, даже надоедали – они отрывали от семьи, бесцеремонно вмешивались в личные планы. А когда все это осталось в прошлом, все стало вдруг дорогим и близким. Думал, пройдет. Нет, сны, где он в театре играет драматическую роль, его не оставляли. Да и все остальное, в том числе случайные встречи с коллегами и друзьями, напоминало о том, что в его жизни когда-то было все ярче. В его жизни был театр и манящая сцена, как другая жизнь. Может, все из той прошлой жизни было так остро и незабываемо оттого, что, еще будучи мальчишкой, Гриша любил петь, но в небольшом селении не было возможности получить музыкальное образование, развивать свои актерские способности. Однако зародившемуся зерну суждено было проклюнуться, а мечте с годами окрепнуть. Часто в села Узбекистана приезжал на гастроли Корейский театр. Гриша не пропускал ни одного спектакля. Более того, приезда артистов он ждал как праздника, продолжая втайне мечтать о том, что когда-то вырастет и тоже станет актером. И вот в 1977-м году это время пришло. За плечами только школа. Но театр, его любимый театр, набирает одаренную молодежь в так называемый вспомогательный состав артистов. Объявление вмиг облетело всех тех, кто мечтал о сцене. Григория приняли. Но образование получить удалось уже после службы в рядах Советской Армии. В 1984 году Григорию Киму повезло окончить Алма-Атинский государственный театрально-художественный институт по специальности «Актер драматического театра и кино» в мастерской заслуженного деятеля искусств СССР А. Пашкова – легендарной личности среди служителей театра. Учитель к нему тоже приходил во снах и звал назад, и говорил, что верит в него. 

– Моя жена в прошлом тоже актриса, отдала театру более 10 лет, – вспоминает Григорий Андреевич. – Но она нашла себя в другой профессии, и у меня, вроде, все получалось, но душа была в театре. И вот на семейном совете мы решили, что я попробую вернуться в профессию. И вот в 2014-м году, спустя столько лет, обращаюсь к директору театра Любови Августовне Ни. Как я благодарен ей, что она приняла меня снова! И еще, спасибо моим коллегам, что они меня не забыли. Помогали мне всячески. Видно, театр – это моя судьба. Здесь я обрел свой родной мир искусства, которое так дорого моему сердцу. Здесь меня понимают мои единомышленники, здесь я могу реализовать то, чему учился и о чем мечтал всю свою сознательную жизнь. 

– Григорий Андреевич, а первую свою роль помните?
– Первый раз на сцену вместе с другими молодыми ребятами лет 17-18-ти я выходил в массовках. А уж потом мне доверили сыграть в спектакле «Брат Женьшень, выходи!» главную роль, от которой я получил и радость вдохновения, и счастье показать зрителям красоту добра и правды. Но и потом было много ролей, которые приносили истинное удовлетворение от работы. Это и роль Мадансе в «Сказании о янбане» (Хан Дин), и роль Ронга  в постановке   «Великий Будда, помоги!» (А. Казанцев), я был королем в «Сказании о девушке Сим Чён». Считаю, что половина успеха – это хороший режиссер и напарник по сцене. Мне по жизни везло с ними. Мы выходили вместе с ныне покойной Майей Санчуновной Пак, очень талантливой актрисой. Я работал с такими мэтрами театрального искусства, как Мен Дон Ук, Ен Сен Нен, Ким Хан Нен и многими другими. Во все времена мне повезло работать рядом с мастерами своего дела.

– Мне, как зрителю, очень понравилась Ваша работа в «Прощении» (Юрий Цай) по мотивам  Анатолия Кима «Плач кукушки», где Вы играли роль Матвея. Наверное, эта работа была очень сложной и эмоционально и физически?
– Я получил от работы над спектаклем огромное удовольствие. Юра выстроил все, как удобно актерам. Вопросов практически не было, организационно тоже все было на высоте. К тому же я там играл роль драматического характера. А это то, что как раз по моей квалификации.

– Григорий Андреевич, Вы один из самых возрастных действующих актеров театра. Это как-то обязывает?
– Конечно, это ответственность. На нас оглядывается уже не одно поколение актеров. Однако особенность наших актеров в том, что они очень почтительно относятся к старшим даже из-за возраста. Нам это очень приятно. Приятно, что национальная черта свойственна и театру. Спасибо им за это и еще, я уверен, что благодаря такой молодежи, какая у нас работает сейчас, у театра есть будущее.   

– Так получилось, что мы с Вами, говоря о Вашем творчестве, затронули вечную проблему отцов и детей, долгожительства на сцене. Григорий Андреевич, создается впечатление, что в Корейском театре никто не торопится на пенсию, ролей хватает актерам всех возрастов. 
– Это действительно так. Лично я счастлив, что мне всегда везет с ролями. Играю интересных персонажей, мне очень интересно сегодня работать в театре. Люблю роли драматические, но и в комедийных мне дают пробовать себя. Например, «Деревенская кадриль»… Весь зал смеется! Людям хорошо, они отдыхают. А что еще нужно актеру? И еще о проблеме отцов и детей. Мне кажется, что у нас ее нет. Потому что в театре выполняется самый главный принцип – преемственности поколений. Директор театра этому придает большое значение, поэтому у нас нет невостребованных актеров. Мы делимся опытом с молодежью и многому учимся у них. Думаю, что и молодым актерам есть чему поучиться у нас. 

– О Вас говорят, что Вы – вечный Дед Мороз для ребятни и что все елки Ваши. 
– Я очень люблю детей и всегда с радостью выхожу к новогодней елке, слышу детский смех, вижу радостные, восторженные детские глаза и всегда заряжаюсь сам настроением, с каким могут приходить на праздники только дети. 

В день своего юбилея Григорий Андреевич получил благодарственные письма от Ассоциации корейцев Казахстана и от Корейского театра, а также он стал  заслуженным работником культуры РК. От всей души присоединяемся к поздравлениям! 

Прочитала на сайте театра коротенькую рецензию об особенностях Григория Андреевича как человека творческого и очень позитивного от главного режиссера  театра  Елены Ким: «Яркий представитель своего поколения, он умеет очаровать зрителя. Работоспособный, вдумчивый, очень внимательный к коллегам». Видимо, благодаря этим качествам и состоялся актер театра, у которого, уверена, впереди еще много самых интересных ролей – характерных, драматических, комедийных. Ведь в когорте актеров  Корейского театра все молоды и талантливы, невзирая на годы.

Тамара ТИН