Материковские и сахалинские корейцы: различия и сходства

Продолжение. Начало в предыдущих номерах

Этнокультурные  процессы

Отметим сразу, что изначально у материковских и сахалинских корейцев, в силу происхождения из разных географических регионов этнической родины, имелись различия в бытовой культуре. На этнокультурное развитие корейцев на Южном Сахалине существенное влияние оказали такие факторы как ассимиляторская политика японских колониальных властей, природно-климатическая среда, абсолютное доминирование окружающего русского населения, пространственная близость с Корейским полуостровом и дружеские отношения между СССР и КНДР. Безусловно, изолированный и компактный ареал проживания предопределил интенсивность внутриэтнических отношений.  

Материковские корейцы в большей степени, нежели соплеменники на Сахалине, утеряли атрибуты традиционной материальной культуры. В обычаях и традициях советских корейцев в Казахстане и Средней Азии под влиянием внешней среды, полиэтнического, мультикультурного окружения появились инновации, отличные от сахалинских корейцев.  

В то же время отмечаются сходства в этнокультурных чертах, и одно из них заключается в устойчивой приверженности к традиционной пище. Это сходство касалось материальной культуры, а в духовной культуре речь идет о строгом соблюдении похоронно-поминальной обрядности. Однако и в пище, и в ритуалах похорон отмечаются существенные различия. К примеру, в рационе материковских корейцев потребление морепродуктов сократилось до минимума, в то время как на столах сахалинских корейцев дары моря занимают существенное место. Другой пример, но уже из антропонимики: сахалинские корейцы старшего поколения зачастую имели традиционное корейское и параллельное японское имя. Многих детей-корейцев, рожденных в начальный период жизни на Южном Сахалине, также нарекали корейскими именами, однако позже многие взяли себе «придуманные» русские (европейские имена). Что касается материковских корейцев, то уже в 1940-е годы начался ускоренный переход на 3-х составную русскую антропонимическую модель, сокращенно именуемую ФИО, т.е. фамилия, имя отчество.

Приводятся другие примеры различий в корейской семейной обрядности. Например, в то время как островная субэтническая диаспора отмечала «бэк-иль» – 100 дней со дня рождения ребенка, материковские корейцы празднуют только годовщину новорожденного – «доль» (а сянджи).  Корейцы в Казахстане и Узбекистане отмечали обязательно «хвегаб» (хангаби) – 60-летний юбилей, но почти утратили празднование кохи – 70-летие юбиляра, что широко практиковалось среди сахалинских корейцев. Можно привести еще множество других примеров сходств и различий в традиционной культуре сахалинских и материковских корейцев. Однако ограниченный объем статьи не позволяет провести детальное сравнительное исследование. 

Этноязыковые характеристики

Материковские корейцы с начала переселения в Россию с последней трети XIX века до сегодняшних дней являются носителями лингвистического феномена под названием коре мар.  Коре мар – язык материковских корейцев самых старших возрастных групп, существовавший в устной разговорной форме и использовавшийся лишь в семейно-бытовой сфере. Далекие предки переселенцев на русский Дальний Восток и, следовательно, проживающих ныне в Центральной Азии и материковой части России, а также мигрировавших в последнее десятилетие в Южную Корею, происходили в основной своей массе из провинции Северный Хамген (СХ). Один из субдиалектов этой провинции под названием «югып» (шесть уездов) составляет основу коре мар.  Продолжительная изоляция от развивавшихся литературных языков Сеула и Пхеньяна, поглощение диалектизмов южных провинций, консервация  архаики и наконец, влияние русского языка привели к образованию лингвистического феномена, получившего названием коре мар. Социолингвисты констатируют завершение языковой ассимиляции материковских корейцев, полностью перешедших на русский язык как родной. 

Корейцы, оказавшиеся на Южном Сахалине, происходили в основной массе из южных провинций своей этнической родины. Жизнь в японской префектуре Карафуто и жесткая политика японизации стали причиной сокращения использования корейского языка во многих сферах: административной, культурно-образовательной, производственной и т.д. Первое поколение сахалинских корейцев несравненно лучше владело японским языком, нежели русским. После присоединения Южного Сахалина к советской территории корейские дети получили возможность учиться в школах на корейском и русском языках. Однако в мае 1963 г. было принято решение о реорганизации корейских школ в обычные общесоветские с русским языком обучения. Закрылись также Поронайское и Южно-Сахалинское корейские педагогические училища. Ликвидация обучения корейскому языку, повсеместное использование русского языка и жизненно важная необходимость владения им, привели к ускоренной смене родного языка. По данным переписи 1989 г., из 35 тыс. сахалинских корейцев своим родным языком считали свой национальный только 12,9 тыс. человек. Тогда как в 1970 г. – 28 тыс.  Однако на самом деле, количество владеющих корейским языком как родным было намного меньше, чем тех, кто признавал его таковым. К моменту развала Советского Союза второе поколение сахалинских корейцев, так же, как и материковских, почти полностью обрусело. Третье поколение утеряло свой национальный язык и стало безграмотной в корейской письменности. Разница заключается лишь в том, что 2-ое поколение материковских корейцев – это рожденные на Дальнем Востоке до 1937 года и депортированные в Центральную Азию, а в случае с сахалинскими корейцами речь идет о рожденных на острове после 1945 года.  

Таким образом, как материковские, так и сахалинские корейцы не избежали судьбы диаспорных сообществ, теряющих с течением времени в добровольно-принудительной форме свой национальный язык и переходящих на язык доминирующей этнической среды. 

На гребне горбачевской триады во внутренней политике и поднявшейся волны «этнического ренессанса», корейцы Советского Союза, как и все другие этнические группы и диаспоры, проявили живой интерес к своему забытому родному языку. С установлением дипломатических отношений СССР с Южной Кореей, а после его распада стран СНГ с Республикой Корея, заново наладилась система обучения корейскому языку, ставшего востребованным. На корейских отделениях вузов России, в том числе и Сахалина, а также во всех суверенных государствах постсоветского пространства обучают сеульскому литературному стандартному языку. 


Герман КИМ, д.и.н, профессор,
директор Центра корееведения КазНУ им. аль-Фараби,
профессор-исследователь Центра Юго-Восточной Азии 
университета Киото (Япония)

Продолжение следует...