С любовью – к Стране утренней свежести

Так уж мы устроены, что всякий раз, бывая в незнакомой стране, городе, обязательно хотим увидеть особенность, неповторимость новых мест. Хочется ответить себе мысленно, что же здесь такого, чего ты не видел нигде раньше. Это желание в природе каждого, думаю, еще и оттого, что человек рационален по своей сути и не хочет повторов, а тем более разочарований: мол, куда потратил время? Так вот, отвечая на этот вопрос уже в Корее, без преувеличения скажу: здесь многое я видела впервые. Даже само отношение властей к решению того или иного жизненно важного и не очень вопроса не такое, как везде. Хотя, честно скажу, капитализмом пахнет здесь на каждом шагу. Но складывается впечатление, что каждый гражданин Страны утренней свежести выполняет свою работу, будто делая ее не только для того, чтобы заработать деньги, а для себя лично и для своих потомков.  В Корее много работает тех, кто приехал сюда именно за деньгами. Однако и они «включаются» в процесс этого добросовестного основательного созидания.

Но сегодня не совсем об этом. Я открываю для себя Сеул. Вернее, приоткрываю дверь в жизнь южнокорейцев, которые здесь трудятся, пытаются иногда отдохнуть, строят планы на будущее – в общем, живут. (Продолжение, начало в «Коре Ильбо» №17, 3 мая 2019 года). Лимузин доставил нас с аэропорта прямо в сердце Сеула. Здесь все крупные и не очень отели и мотели логичным образом расположены неподалеку друг от друга, поэтому специальный автобусный маршрут колесит между ними и высаживает туриста чуть ли не у крыльца нужного ему здания. Здесь же сосредоточены все административные здания, а также (что очень важно для гостей и удобно для организаторов) здания с крупными залами, где можно провести международные симпозиумы и форумы,  конференции и семинары практически любого масштаба. Надо отметить, что все южнокорейские водители пассажирского транспорта, не считая, конечно, метро, которое тоже к нему относится, здесь очень активно и с удовольствием (по крайней мере, внешне) выполняют роль информаторов, экскурсоводов и даже носильщиков, при этом говорят они только на корейском языке, выучив с десяток фраз на английском. Этой лексики (в дополнение – улыбка) им вполне хватает для того, чтобы понять вас, помочь вам и создать впечатление того, что вам здесь несказанно рады. Несколько раз за время пребывания в Корее мне приходила мысль: «Именно благодаря таким водителям можно не беспокоиться туроператорам и туристским фирмам за судьбу своего бизнеса под названием «внутренний туризм».

Сеул обедает

Время обеда. Оставив свои рюкзаки и чемоданы в холле отеля, мы воспользовались приглашением Ким-сонсэнима отобедать с ним вместе в неподалеку расположенном кафе.  

– Правда сейчас все обедают, поэтому придется потолкаться немного и обед нам подадут не сразу, – предупредил нас сонсэним, когда, пробравшись  сквозь потоки людей (а по небольшим улочкам двигалось столько улыбающихся и оживленно разговаривающих корейцев, что мы порою приостанавливались, чтобы пропустить то одну, то другую группу вперед; они вовсе не обращали ни на кого внимания, а очень торопясь, шли, казалось бы, по давно ими проторенной дороге), мы вошли-таки в кафе, где стоял такой шум, словно трапезничает масса рабочего люда, который оторвался от своих станков, чтобы поскорее вернуться к ним снова. Такое нетерпение ринуться вновь за работу я наблюдала очень часто в советские времена, когда писала очерки о рабочих завода. Наспех отобедав, они почти бегом возвращались к своим рабочим местам.

– Так в это время всегда, – говорит сонсэним. – Сеул дружно обедает! Минут через 20 здесь уже никого не будет. Вот этот пятачок как раз находится между зданиями, где много офисов. У нас не принято обедать на работе или дома, все служащие обедают в кафе. Мы невольно стали свидетелями корейской культуры приема пищи. Дело в том, что корейцы очень много внимания уделяют еде и всему тому, что с нею связано. Стол, по традиции южнокорейцев, в целом не очень калорийный, но обильный. На обед в обязательном порядке будет или рамён, или суп из кимчи, или еще что-то из горячего и жидкого, паб (чашечка риса вместо хлеба), кимчи, парочка салатов, кстати, не очень острых и в меру солёных. Хлеба и молочного, а также всяких печенек и конфеток в кафе в основном тоже не бывает. Рис, тубу и другие продукты из сои, говорят, успешно заменяют хлеб и сыры. Чай вам не подадут вовсе. Везде вода или напиток из риса. Это коротко о меню. Что касается поглощения пищи, то корейцы едят очень быстро и с аппетитом – это говорит о том, что вам нравится еда. Если вы медленно прожевываете пищу и делаете большие паузы между глотаниями, то хозяевам может показаться, что вам не нравится их блюдо. Я это поняла, когда за завтраком медленно съела кимчи и, отодвинув тарелку с супом, выпив полстакана воды, положила на стол ложку. Один из организаторов, увидев это, вдруг сказал официанту по-корейски:     

– Принесите яичницу, это ближе к завтраку европейца.
– Вы, наверное, не любите суп из кимчи? – обратился он ко мне.
Пришлось оправдываться, что в обед я бы с удовольствием все это съела, а на завтрак…  В общем, сидя за обеденным столом, нужно есть с удовольствием. Это по-южнокорейски. Второе – сидя за обеденным столом, можно оживленно и громко разговаривать. По-южнокорейски это означает, что ты рад оказаться в компании друзей, коллег, с которыми тебе выпала честь отобедать, и тебе доставляет истинное удовольствие разделить с ними трапезу. После обеда сонсэним сказал:

– Думаю, вы не против зайти выпить чаю.
– Сразу после обеда? Сейчас?
– Я знаю, что вы любите чай, – ответил он. – А мы его так и не выпили. К тому же я приглашаю вас в особенную чайную, я туда всех гостей вожу. С нами вместе так и шел огромный людской поток. На мой вопросительный взгляд сонсэним ответил:

– В Сеуле тоже есть традиции. Те, кому нужно решить кое-какие дела, поговорить  в тишине, идут или в чайную или в кофейню. Я вас хочу угостить корейским чаем. Мы вошли в маленькое кафе с низенькими столиками. С центральной стены с огромного портрета на нас смотрел строгий и очень доброжелательный мужчина. Оказывается, это основатель кафе и автор идеи чайной лавки, в которой чай готовится по особым рецептам. В память об основателе здесь теперь всегда, пока существует это наполненное тонким ароматом трав заведение, будет висеть его портрет. Мы присели за стол и нам подали не только травяной чай с незнакомыми для меня запахами, нам коротко разъяснили, что сулит нашему здоровью его потребление. Затем принесли вазу со всевозможными яствами из сухофруктов и еще каких-то переработанных фруктов, из которых мне знакомы были лишь черный изюм и зерна из тыквенных семян. Мы отведали, таким образом, три вида чая, поговорив о предстоящем медиа-форуме и о других мероприятиях, которые будут проходить в Корее с нашим участием.
На самом деле чай  мне показался целебным. Во всяком случае, после дороги все волнения как-то поулеглись, после бессонной ночи появилась бешеная работоспособность. И это ощущение было важным, так как через час начинался крупный международный форум журналистов корейских изданий. А первый день в графике мероприятий был самым насыщенным.

Город вечерней прохлады

Так хочется назвать этот окруженный холмами и сопками, раскинувшийся на берегах реки Ханган самый крупный город Кореи. Сеул в переводе с корейского языка означает «столица». А в столице есть и небоскребы, у каждого из которых свое лицо.  По этой причине я вдруг поняла, что в какую бы сторону не пошла сегодня вечером гулять по городу одна (а мне нужно было обязательно отправиться посмотреть столицу Южной Кореи по простой причине – завтра утром в половине шестого мы выезжаем из Сеула в сторону Восточного моря и уже не будет возможности просто побродить по его улицам), я не заблужусь и в свете ночных фонарей. Город на самом деле разный. Он современный и ничто современное ему не чуждо и в то же время на каждом шагу вдруг замечаешь какое-то настойчивое стремление к сохранению памятников старины. Более того, если их нет в том или ином уголке Сеула, то они непременно будут сооружены – местами видно, что постройки свежайшие, но детали изготовлены под старину. Просто какое-то тяготение к тому, что дорого сердцу корейца! Туристы, путешественники, конечно, это любят. Как известно, индустриализацией сегодня уже трудно кого-то удивить и восхитить, а вот показать гостям что-то свое, народное, из самой глубины веков – это дорогого стоит. Вот и Сеул раскрывает свои объятия тем, у кого душа открыта новому, кто понимает и ценит красоту народных традиций. В городе очень много музеев и всевозможных храмов, которые, кажется, обращены своими крышами к самому небу. Удивительно, как вписываются эти причудливые крыши в современный Сеул! Когда смотришь на все это великолепие, кажется даже, что это не храмы подстраиваются под современные архитектурные ансамбли, а величавые  небоскребы преклоняются перед их уникальной первозданностью и самобытностью. Моя вечерняя прогулка по апрельскому Сеулу затянулась до поздней ночи. Что удивило, так это наличие в городе огромного количества памятников, скульптур, статуэток. Из них много значимых, посвященных легендарным героям и историческим событиям. А есть те, перед которыми стоишь, задумавшись, и очень долго пытаешься понять, о чем думал автор, что он имел в виду.  

Продолжение следует
Тамара ТИН, Алматы–Сеул–Алматы